Как и все живое этот объект реагирует на время.

Зимой 2009 года был реакцией автора на мировой финансовый кризис, «кризис Золотого Тельца». Брат и полная противоположность Быку с Уолл стрит, скульптуре Артуро ди Модика (Arturo Di Modica. Wall Street Bull), воплощению коммерческого успеха.

В отсутствие финансирования многие проекты рушились на глазах. Но в Калужской области Масленицу собирались праздновать несмотря ни на что. На фоне ослепительно белого снежного поля, золотая, из свежего бруса конструкция должна была сгореть до тла. В тот год Масленица совпала с Китайским Новым годом, а наступивший год был годом Быка. Сжигать Тельца Позолоченного побоялись, он был спасен, а сам, в свою очередь, спас Никола-Ленивец. Впервые народные масленичные гуляния (в несколько тысяч человек, настоящий пир во время чумы, когда вчерашние миллионеры выбрасывались из окон небоскребов) были вынесены за пределы арт-деревни. Благодаря чему деревня сохранила свой облик.

Бык же обрел внутреннюю жизнь. Сначала стал экспозиционным пространством, в нем нашлось место фотовыставке – отчету за Международный сплав плотов по реке Угра, под названием «Ноев Ковчег». Следующим летом вокруг красавца Быка покорно щипали травку прехорошенькие коровы, целым стадом, что не мешало посетителям забираться на крышу объекта-павильона как на смотровую площадку. А еще через год Телец, настоящий Ноев Ковчег, был заселен голубями, библейским символом мира и древним почтальоном доброй вести.

Со временем девичий виноград опутает конструкцию до самых золотых рожек, внутри по-прежнему будут ворковать голуби, Телец станет напоминать древний памятник в джунглях, а у человека останется возможность подняться на крышу, чтобы осмотреться вокруг и оказаться участником трансдисциплинарного проекта, соединяющего архитектуру, орнитологию и ботанику.

Впечатления зрителей